Большие посылки, длинный разговор с экс-женой: что скрывал «воронежский стрелок»

Зверское убийство семьи в селе Волчанское Воронежской области и дерзкое нападение на лискинский отдел полиции, совершенные местным жителем Виктором Мирским, обсуждаются уже вторые сутки. Почему неприметный фермер, ведущий затворнический образ жизни, расправился с ни в чем неповинными соседями, в том числе маленьким ребёнком, а потом как какой-то коммандо в полной экипировке пытался взорвать околоток?

В пятницу, 17 сентября, в результате погони и перестрелки злодея задержали, он был ранен, когда пытался отстреливаться. Но даже после поимки стрелка его мотивы до конца не прояснились. Высказывались версии о дележке дома с убитой Гулистан Ибрагимовой, о том, что соседи конфликтовали из-за коровы и даже на национальной почве. Но может оказаться, что причины, толкнувшие мужчину на преступление, гораздо более шокирующие.

Спецкор «МК» побывал в родном селе 54-летнего Виктора Мирского и поговорил с людьми, которые, как они думали, его хорошо знали. Они рассказали о странностях в жизни соседа и о его последнем, на редкость длинном разговоре с бывшей женой.

Фото: Лев Сперанский

Виктор родился в Волчанском. Детство, юность – как у всех. Учился хорошо, потом пошел в армию. После дембеля женился на девушке Ларисе, приехавшей из Ростовской области. Вместе они поселились в Россоши, родилась дочь. Оба работали на местном химзаводе. Но спустя несколько лет супруги разошлись, и Виктор вернулся в отчий дом. Никто только так и не узнал причину развода. Как-то в разговоре с одноклассником он расплывчато сказал, что ему не пришелся по душе город.

В Волчанском Мирский (кстати, в одном пресс-релизе СК он назван "Мирской", а в другом "Мирский", так что в СМИ идут разночтения в фамилиях) устроился на одно из местных предприятий. Но настоящей отдушиной стали подсобное хозяйство и собственная пасека. Новый жилец с соседями общался мало, и уж тем более никто не видел, чтобы он имел дела с Ибрагимовыми. Те жили через несколько улиц, и видеться они могли разве что на пастбище. Мирский держал трех коров, в свое время одну, больную, действительно продал каким-то курдам, но были ли это Ибрагимовы, никто толком сказать не может.

Еще одним увлечением Мирского была охота. Он имел два зарегистрированных ружья. Но какого-то нездорового интереса к стволам окружающие не замечали. Иногда фермер-пчеловод получал на почте огромные коробки, но почтальону никогда ничего не пояснял и старался поскорее занести их в дом.

Новую спутницу жизни Мирский так и не нашел. Когда знакомые шутили на этот счет, он лишь отмахивался, мол, кто за него пойдет, да еще в такой дом? Хотя тут он немного лукавил. Зарабатывал Виктор очень даже неплохо по местным меркам, в основном на продаже молодых бычков. Купил «Ниву», на которой везде передвигался.

Когда мать Виктора тяжело заболела и ей пришлось отнять ногу, мужчине и вовсе стало не до личной жизни. Все свободное время занимал уход за пенсионеркой-инвалидом. Иногда помогать ему приходила соседка. Мать Мирского много лет проработала учительницей русского языка и литературы в единственной школе в селе, ее все знали и уважали.

Как-то раз знакомая семьи пришла в дом Мирских сделать уборку. Ее слегка покоробила едва ощутимая грубость, которую допускал Виктор при общении с несчастной матерью. Но женщина списала это на обычную усталость хозяина от бытовых забот.

Помощница решила навести лоск и в комнате Мирского, куда тот никого не впускал. На шкафу стояли патроны «на кабана». Но взгляд женщины упал на кровать, на которой лежала винтовка с прицелом и глушителем… На столе стояли современный компьютер, модем, антенна и какое-то оборудование – неслыханная роскошь в такой глуши. Не ожидавший внезапного вторжения Мирский пробормотал что про охоту и поспешил выпроводить гостью.

15 июня этого года мать Виктора Мирского умерла. На 40 дней в доме собралось много родственников и близких. Приехали сестра с дочерью и ее мужем, одноклассники. Никто ничего подозрительного не заметил. Ни о какой продаже дома Ибрагимовым и тем более о невыплаченном долге за его покупку, речи не шло. В селе ходили слухи, что курды купили дом, но у Мирского, или кого-то другого – никто не знал.

В воскресенье, 11 сентября, к нему приезжала племянница и ее супруг, привезли кое-какие продукты. И они тоже не увидели странностей. Но все же была пара примечательных деталей.

Незадолго до преступления Мирской сделал щедрый подарок лучшей подруге своей матери – бабе Любе, которую опекал, как сын. Он принес старушке большую рамку сотового меда и наказал есть на здоровье.

А накануне убийства Виктор необычно долго разговаривал по телефону с бывшей женой. И, хотя беседа была на бытовые темы, складывалось впечатление, что Мирской как будто прощается с женщиной. В конце разговора он сказал: «Ну все, пока. Мне же надо отдохнуть».

… Когда стало известно о том, что Виктор Мирский – тот самый человек, которого разыскивают за расправу над семьей Ибрагимовых и нападение на отдел полиции, вся родня поехала к его дому. Но, едва переступив порог, люди услышали вой сигнализации и увидели через окно подвешенный газовый баллон. Уходя, хозяин заминировал свое жилище. Как потом установили прибывшие взрывотехники, сделано это было на очень хорошем техническом уровне. Также в доме нашли трафарет и краску, с помощью которой убийца нанес на свою «Ниву» логотип агрохолдинга «Эконива» и таким образом пустил полицию по ложному следу.

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com