Игорь Саруханов рассказал, чем обидел Стаса Намина

Самая забавная история, связанная с этим музыкантом и композитором, — о песне «Скрипка-лиса», которая изначально была названа «Скрип колеса», но торжественно переименована после того, как стало понятно — все слышат здесь что-то именно про лису. А если без шуток, песни Игоря Саруханова, такие как «Дорогие мои старики», «Бухта радости», «Лодочка» и многие другие, уже вошли в музыкальное наследие. Он был гитаристом легендарной группы Стаса Намина «Цветы», создал группу «Круг», которая просуществовала недолго, но выстрелила сразу с несколькими хитами. Сегодня ему исполняется 65 лет. Также в этом году он отмечает 35-летие сольной деятельности, и на этом круглые даты не заканчиваются. О них, угрозе распада коллектива из-за гнева учителя и старшего товарища, новом звучании шлягеров и молодом музыкальном поколении «ЗД» я поговорила с Игорем.

— Наверное, для артиста важны не столько личные юбилеи, сколько творческие. В следующем году группе «Круг» исполняется 40 лет. Почему спустя столь долгое время вы вдруг решили ее возродить?

— Откровенно говоря, это третья попытка, но когда мы совершали две предыдущие, то сделали все не совсем правильно, сейчас у меня есть очень ясный и четкий план. Я считаю, людям стоит напомнить о команде, которая в свое время загорелась на большой сцене и была очень популярной — те, кто жил в то время, знают это. Если говорить о популярности, звучал, конечно, и «Ласковый май», но полноценным, профессиональным, классным коллективом был именно «Круг». Видите ли, у нас давно произошел перекос: люди судят об уровне команды по тому, как она зарабатывает. Но по кассе судить нельзя. Ведь есть же талант, харизма. В моей картине мира крутые артисты — это Queen, Стинг, люди, которые могут выйти на сцену, сесть за фортепиано, взять в руки гитару, сыграть песню, сочинить музыку. Я таких музыкантов уважаю и причисляю к ним музыкантов группы «Круг». Это образованные, талантливые, любящие гармонию, красоту в музыке и знающие свое дело люди — Александр Слизунов (клавиши), Владимир Васильев (бас, вокал), Михаил Файнзильберг (ударные). Они не только прекрасно играют, но и могут шикарно петь а капелла. Свою школу все мы прошли еще в «Цветах» Стаса Намина, где научились всему.

— Есть ли у вас какой-то секрет создания хитов?

— Помимо великолепной школы Стаса у нас было образование и чуйка, поэтому могли предположить, что песни, записанные нами в студии на Центральном телевидении, станут хитами. Так и вышло. Это «Каракум», «Позади крутой поворот», «Круг друзей», «Ты сказала «поверь», «Ни слова о любви». С телевидением нам очень помог наш помощник, куратор Анатолий Монастырев, который, кстати, вместе со своей женой Олей Писаржевской был автором стихов ко всем этим песням. Он работал тогда главным режиссером программы «Мир и молодежь». Именно благодаря ему мы могли зайти тогда на телевизионную студию и записать столько песен, сколько нам нужно. Едва ли кто-то из наших коллег мог себе такое позволить. Мы участвовали в больших массовых молодежных мероприятиях, которые снимались и показывались Центральным телевидением, так что, конечно, нам было проще, чем кому бы то ни было, когда мы начинали, в 1982–1983-м.

— А что было потом?

— Наши поклонники придумали флешмобы задолго до того, как это стало мейнстримом (смеется). «Кругоманы» разрезали листы А4 на тоненькие полоски и писали на них слова припевов, раздавая всем на входе. Помню концерт в «Юбилейном» в Питере в 83-м году, когда в зале было 10 000 человек. Посреди — лед, вокруг чаша из зрительских мест. В первом отделении выступала «Синяя птица», которая была тогда очень популярной, ее каждый день показывали по телевидению, а во втором отделении — мы. Потом директор Ленконцерта предложил нам еще ненадолго остаться в городе, и мы также выступали в СКК «Петербургском», похожем на столичный «Олимпийский», только поменьше. Помню, на разогреве была прибалтийская группа «Апельсин». Просто фантастика. Концерты проходили на ура. Свою роль в нашей популяризации сыграли также и пираты, которые моментально распространили наш альбом по всей стране.

— Какие планы сейчас?

— До юбилея «Круга» ровно год. У меня есть проект «Reанимация», состоящий из 30 песен, вышедших на двух альбомах. В них я представил свои старые композиции в современной аранжировке вместе с новыми композициями. Я подумал, почему бы не реанимировать «Круг». Так что по такой же схеме в течение этого года мы будем выпускать песни, уже звучащие по-новому. Начиная с нулевых, люди уже привыкли к другому звучанию. Если поставить им что-то из 90-х в оригинальном варианте, оно будет немного резать слух. За этот год мне хотелось бы добиться того, чтобы молодые люди не спрашивали, а что это за группа такая, понимали, кто перед ними. Задача стоит серьезная, но, я думаю, мы справимся. Параллельно с «Reанимацией», кстати, я написал 5 новых песен. К концу года будет готов новый альбом. Все кипит.

— Ныряя в прошлое, можно вспомнить неприятную историю 1982 года, когда вас чуть не расформировали приказом Министерства культуры. Что произошло?

— Дело в том, что наш любимый, дорогой друг Стас Намин очень сильно обиделся на нас, потому что мы ушли из «Цветов» и создали свою группу. Его отчим занимал высокий пост в Министерстве культуры, поэтому ему ничего не стоило добиться нашего расформирования. К счастью, все обошлось. По правде сказать, мы сами сильно подвели тогда Стаса своим уходом. И, помню, в 1986 году, когда мы случайно встретились на сборном концерте в конгресс-холле гостиницы «Молодежная», я набрался смелости и подошел к нему. Подумал, будь что будет, если пошлет, то так тому и быть. У меня просто на душе кошки скребли. И я сказал: «Стас, дорогой, прости меня, ради бога, мы были не правы». Он сначала сказал: «Молчи! Я все скажу!» И правда — все высказал, а потом обнял меня и сказал: «Двери моего дома для тебя всегда открыты». Это были слезы, это запомнилось на всю жизнь, эти объятия, любовь и уважение… Я всегда говорил и буду говорить, что у меня был один учитель, который научил меня всему — смотреть людям в глаза, держаться на сцене, играть на гитаре так, чтобы люди искренне хлопали от радости. Стас учил нас актерскому мастерству, и я ему безумно за все благодарен. Я впитывал в себя все как губка. С 1979-го по 1981-й я верой и правдой служил на благо «Цветов», а потом уже была другая история.

— Многие считают, что именно с «Цветов» началась история всего отечественного неформата…

— Конечно! Что такое неформат? Это свобода. Мы были хиппарями. И название не случайно: ведь хиппи называли «детьми цветов». Стас Намин всегда был очень прогрессивным человеком. Именно он привез первым в Москву The Rolling Stones. Очень серьезный парень! Понимать, что я могу, сказав «я соскучился!», приехать в гости к человеку, который на короткой ноге с Полом Маккартни, дорогого стоит. Он уникальный человек, образованный, эрудированный. Если мне удалось хотя бы немножечко, хоть чуть-чуть научиться чему-то у него, это уже большое счастье, потому что перенять все его знания просто нереально. По сравнению с ним я школяр. Мне очень повезло соприкоснуться с ним. Я безумно его люблю. Вообще, я считаю, что родился в рубашке, и удача мне сопутствует. Иначе не объяснить мое участие в группе «Цветы», создание «Круга»… И, конечно, если бы не Стас, нашего коллектива бы не было. Позже я ему говорил искренне: «Ты сам виноват! Ты нас научил, вот мы взяли и создали группу».

— Вы уже много десятилетий на сцене. Насколько комфортно быть в шоу-бизнесе? Насколько важно учитывать его законы?

— Шоу-бизнес — непростая штука. Но если просто думать — «я хочу туда попасть», так не получится. Ну, либо ни к чему серьезному не приведет. Пройди сначала музыкальную школу, училище, институт, потом приди с дипломом к Стасу Намину, и пусть он возьмет тебя в «Цветы». Вот это путь. И, несмотря ни на какие корочки, он не возьмет, если у тебя нет таланта, ты не сможешь пройти дальше. Если есть теория, потом практика, то ты потом пожинаешь плоды от собственного профессионализма, ты знаешь, что будет происходить в зале через пять минут, когда зрители будут хлопать. И это приятно. У нас сейчас, к сожалению, некоторым молодым исполнителям не хватаем ни таланта, ни образования. И на фоне настоящих музыкантов, таких как Леша Чумаков, Леня Агутин, «А-Студио», Владимир Пресняков, Сосо Павлиашвили, они смотрятся нелепо. Потому что все, кого я перечислил, и другие замечательные артисты — люди образованные, с большой базой, с опытом, но они и через многое прошли. Это же детский сад, когда Даня Милохин говорит в эфире: «Я — гений». Взрослые просто улыбнутся. Дети поверят, да, поэтому они и пошли за ним в ТикТоке. А на самом деле сейчас ему заплатили, он получил быстрые деньги, а дальше-то что? Все не так просто. Нужно работать. И если ты артист, ты должен уметь выйти на сцену, взять в руки инструмент и спеть. Сегодня же все выходят с флешками, и не важно, есть у тебя голос или нет.  

— Но я знаю, что у вас есть свой лейбл. Встречаются ли талантливые молодые ребята?

— Безусловно. Уж извините, что начал с негативных моментов, просто такое сразу бросается в глаза. При всем при этом есть очень много талантливых ребят с профессиональным образованием. Они замечательно играют на гитаре, фортепиано, других инструментах, поют, сочиняют музыку и делают интересные кавер-версии известных песен. Многие из них работают сессионными музыкантами, они востребованы. Конечно, создать свою группу не так просто. Но некоторым удается, и весьма успешно.

— Вы уже упомянули о проекте «Reанимация». Как рождалось новое звучание старых песен? И вообще — что в музыке должно, на ваш взгляд, меняться, и наоборот — оставаться неизменным?

— Мелодия, гармония, красота музыки — вот основное. Но если вы включите композицию и вам, скажем, не понравится бочка, малый барабан или бас, вы выключите. Поэтому я взял весь свой творческий багаж и попросил аранжировщика поработать над этими песнями так, как будто они были написаны сегодня. Сегодняшнее время звучит иначе. Это естественно, и мы к этому привыкаем, поэтому и мне хочется, чтобы мои композиции звучали так, чтобы слушателю нравилось, чтобы его слуху было комфортно.

— Сотворчество в качестве поэта, композитора с другими артистами и создание песен для самого себя — разные истории?

— Если бы я не был исполнителем, я бы ответил на этот вопрос: «Ну я же композитор! Мои песни должны выходить за рамки квартиры, иначе грош мне цена». Но дело в том, что я сам себе и композитор, и исполнитель, и продюсер, поэтому сегодня мне неинтересно писать для кого-то, я могу организовать коллаборацию, пригласить какого-то интересного мне артиста спеть дуэтом, но я не пишу по заказу. Сейчас готовится довольно большое количество новых песен, с которыми еще надо разобраться, выпускать релизы, лирик-видео, возможно, снять клип. Недавно съездил в Сочи на несколько дней, погреться, подышать морским воздухом — и очень быстро начал сходить с ума без работы. Когда-нибудь мы отдохнем, но не сейчас.

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com