Количество симптомов «длительного коронавируса» перевалило за две сотни

Может ли человечество победить эпидемию «длительного COVID»? По мере того, как число пострадавших от продолжающихся проявлений коронавирусной болезни увеличивается, растет и список симптомов.

Фото: pixabay.com

Как пишет Daily Mail, во время телефонного интервью изданию профессор Брендан Делани, заведующий кафедрой медицинской информатики в Имперском колледже Лондона, пришлось принести извинения за возникающие паузы: «Я все еще учусь концентрироваться как на том, что я говорю, так и на своем дыхании».

Профессор Делани стал одной из первых жертв «длительного COVID» после заражения коронавируса в марте 2020 года. Бывший велосипедист в хорошей форме, через две недели после того, как он «оправился» от ковида, он почувствовал сильную усталость. Даже короткий телефонный разговор мог утомить его. Он также столкнулся с затрудненным дыханием, мышечными болями, туманом в мозгу и повторяющейся лихорадкой. Три месяца спустя профессор достаточно поправился, чтобы вернуться к работе на неполный рабочий день, но у него все еще ощущался «туман» в голове. «Я не мог работать на своем нормальном уровне», - говорит он. «Я не видел связи между вещами».

«Длительный COVID» определяется как наличие симптомов, продолжающихся более 12 недель, напоминает Daily Mail. Растущее число людей, страдающих заболеванием, от которого в настоящее время нет лечения, превращается в следующую серьезную угрозу для здравоохранения и экономики.

В октябре прошлого года NICE (Национальный институт здравоохранения и улучшения качества медицинской помощи) оценил, что в Великобритании зарегистрировано 60 тысяч случаев длительного COVID. А в июне Управление национальной статистики оценило их количество уже в один миллион. Но согласно исследованию, только что опубликованному Имперским колледжем Лондона, в одной только Англии длительными симптомами COVID страдают до двух миллионов человек.

Проведенное в США исследование показало, что до 30 процентов инфицированных пациентов с COVID могут и дальше страдать от длительной версии инфекции (10 процентов пациентов в исследовании были госпитализированы, но большинство из них были амбулаторными пациентами с легкой формой заболевания, сообщает журнал JAMA Network Open).

Хотя количество пострадавших резко возросло, с этим связано и количество симптомов длительного COVID. В конце прошлого года NICE опубликовал относительно короткий список, основными признаками которого были одышка, сильная усталость, мозговой туман, а также заболевания сердца и легких. В этом году список симптомов вырос до 200, согласно опубликованному в журнале Lancet EClinicalMedicine международному исследованию длительного COVID. Теперь к ним относятся зрительные галлюцинации, тремор, кожный зуд, изменения менструального цикла, сексуальная дисфункция, потеря памяти, диарея и шум в ушах.

Как напоминает Daily Mail, известный гонщик Льюис Хэмилтон недавно сообщил, что он столкнулся с затуманенным зрением в результате «длительного ковида». Это тоже теперь признано одной из неврологических проблем, с которыми сталкиваются 85% пациентов с «длительным COVID», как показало исследование Северо-западной мемориальной больницы в США.

Такое расширение симптомов значительно усложняет диагностику «длительного COVID» и означает, что для эффективного лечения потребуется гораздо больший круг экспертов.

Действительно, ведущий автор статьи в издании Lancet нейробиолог из Университетского колледжа Лондона Афина Акрами говорит, что «десятки тысяч» пациентов с «длительным COVID» могут страдать молча, потому что не уверены, вызваны ли их симптомы коронавирусом.

Неясно, как именно вирус может оказывать такой широкий эффект, но одна из теорий заключается в том, что он связан с ферментом под названием ACE2, который помогает в восстановлении клеток. Выстилка наших кровеносных сосудов и часть мозга (ствол мозга), которая контролирует многие жизненно важные функции, такие как дыхание, частота сердечных сокращений, артериальное давление и сон, имеют множество рецепторов ACE2. Проблема в том, что SARS-CoV-2, вирус, вызывающий COVID-19, также прикрепляется к этим рецепторам, что снижает эффективность фермента. Это может повредить как кровеносные сосуды, так и ствол мозга - и «результат этого может проявиться практически в любом месте тела», - объясняет профессор Делани.

Так что же делается, чтобы справиться с ростом проявлений «длинного COVID»? План, объявленный NICE в октябре прошлого года, заключался в создании в Британии клиник двух типов: один для диагностики пациентов, другой для лечения.

Проблема в том, что многие клиники обоих типов изначально специализировались на отдельных заболеваниях, таких как сердечно-сосудистые болезни, болезни легких или инсульт, и были перепрофилированы на долгое время под COVID. «В результате немногие из диагностических центров оснащены должным образом для проведения всего спектра тестов, которые необходимы этим пациентам», - говорит профессор Делани.

Профессор Делани говорит, что у некоторых из этих диагностических клиник «нет ресурсов, чтобы выявлять красные флажки, такие как низкий уровень кислорода в крови или неврологические проблемы, такие как проблемы со зрением. Более важно отсутствие «объединенного» пути для организации детального обследования с помощью КТ или МРТ, если это необходимо. Вместо этого они проводят базовые тесты, такие как рентген легких или ЭКГ, чтобы контролировать сердечный ритм. Они нечувствительны к типичным постковидным состояниям, таким как воспаление сердечной мышцы или сгустки в мелких кровеносных сосудах». В результате пациенты, поступающие с различными симптомами COVID-19, могут пройти различные тесты, и им будет сказано, что с ним все в порядке.

Эта проблема признана в последних длинных рекомендациях по COVID, выпущенных в июне Центрами по контролю и профилактике заболеваний США, в которых конкретно говорится, что «отсутствие лабораторных отклонений не отменяет существования, серьезности или важности заболевания, симптомы или состояния пациента».

Результат исследования пациентов с длительным COVID в клиниках национальной службы здравоохранения Британии был недавно опубликован крупнейшей глобальной группой пациентов - Long Covid Support, которая насчитывает 42 тысяч членов в 100 странах (профессор Делани - один из них).

Около 900 участников были опрошены об их опыте в новых клиниках национальной службы здравоохранения. Обследование показало, что 37 процентов пациентов с недавно поставленным диагнозом не были направлены к врачу терапевтом, а 11 процентам, получившим направление, было отказано - среди причин называлось «наличие слишком большого количества симптомов».

Именно из-за этого широкого спектра симптомов лечебные клиники должны быть укомплектованы широким кругом специалистов.

«Длительный национальной службы здравоохранения - это мультисистемное заболевание, которое может поражать мозг и тело, - объясняет Элизабет Мюррей, профессор электронного здравоохранения и первичной медико-санитарной помощи в Университетском колледже Лондона. – Этим пациентам нужны специалисты, разбирающиеся в реабилитации. У нас пока нет методов лечения многих длительных эффектов COVID, но мы знаем, как помочь пациентам с такими распространенными симптомами, как усталость, мозговой туман, одышка и беспокойство. Им нужны такие специалисты по реабилитации, как эрготерапевты, физиотерапевты, диетологи и психологи».

Пример одного пациента, который приводит Daily Mail, иллюстрирует плюсы и минусы нынешней системы. В мае прошлого года у Джорджа, 57-летнего машиниста поезда из пригородов Лондона, появились все классические симптомы COVID-19 - жар, кашель, усталость. «Через два дня после того, как все симптомы значительно улучшились, я внезапно почувствовал, что во мне как будто щелкнул выключатель, - рассказывает мужчина. – Я просто упал в обморок от ужасной усталости».

Ситуация ухудшилась в течение следующих шести месяцев, пока. «В конце концов я не смог выйти без инвалидного кресла», - говорит Джордж, который находится в отпуске по болезни и говорит на условиях анонимности. Прошел год, прежде чем Джордж смог лично обратиться к терапевту: «У меня были разные анализы крови, но в основном они оказались нормальными. Мой терапевт никогда не упоминал длинный COVID. В конце концов мой врач поставил мне диагноз по телефону».

Воспользовавшись медицинской страховкой, Джордж обратился к кардиологу и консультанту по респираторным заболеваниям, которые сказали ему, что через два месяца ему станет лучше. «Когда мне лучше не стало, они направили меня к эрготерапевту, которая мне очень помогла, - говорит мужчина. – Она сама давно была с ковидом и научила меня всему, как управлять самим собой. Она также предоставила простое энергосберегающее оборудование, такое как табуреты для отдыха на кухне и действительно полезный подъемник для ванны».

Когда терапевт Джорджа наконец спросил пациента, не хочет ли он, чтобы его направили в клинику с долгосрочным COVID, он сказал: «Я чуть не упал. Я уже несколько месяцев просил направления». Джордж все еще ждет приема в клинике.

Но даже когда пациенту ставят правильный диагноз, «длительный COVID» настолько новое явление, что остается неясным, как его лучше лечить. «Волшебной пули не существует, – говорит профессор Делани. – У нас есть лекарственные препараты для лечения некоторых симптомов, таких как высокое кровяное давление, но существует огромный разрыв между советами официальных органов, таких как NICE, и опытом врачей и пациентов».

Пытаясь ускорить процесс, профессор Делани собрал 35 британских клиницистов, имеющих опыт лечения пациентов с длительным Covid, чтобы обсудить комбинации лечения, которые помогли их пациентам, а затем объединить результаты. Результаты их усилий только что были опубликованы в Британском журнале общей практики. Одним из сюрпризов, который возникнет в результате этих совместных усилий, является использование медикаментозного лечения в сочетании с дополнительными методами лечения.

Например, лечение таких симптомов, как затрудненное дыхание, может сочетать йогическое дыхание (проще говоря, форму техники глубокого вдоха), медитацию, добавки и иглоукалывание с общепринятыми лекарствами, включая сердечные бета-блокаторы и ивабрадин, который сокращает сердце. скорость и так может помочь с усталостью.

Одним из мотивов этого проекта был собственный опыт профессора Делани. «Я быстро понял, что никто ничего не знает о том, что происходит, - говорит он. – Поэтому я начал связываться с другими врачами с похожими симптомами, и нам показалось, что у нас есть сверхактивные иммунные клетки, в частности, тучные клетки».

Профессор Делани говорит, что, когда он начал принимать безрецептурные антигистаминные таблетки, которые ослабляют иммунный ответ, его симптомы улучшились (он также обнаружил, что йогическое дыхание помогает при одышке).

Новые рекомендации предполагают, что антигистаминные препараты и стероиды (стандартная комбинация при аллергии) следует сочетать с диетой с низким содержанием гистамина, пишет Daily Mail.

Отдельно от этого проекта доктор Джозеф Кван, врач-консультант по медицине инсульта в больнице Чаринг-Кросс в Лондоне, рассматривает другой подход к питанию для лечения тумана в мозгу, вызванного «длительным COVID», путем устранения гомоцистеина. Это аминокислота, которую мы получаем из пищи. Высокие уровни связаны с повреждающими уровнями воспаления в головном мозге, что наблюдалось у некоторых пациентов с COVID (высокий уровень гомоцистеина ранее связывали с болезнью Альцгеймера).

«Единственный способ снизить его - это добавить очень много витаминов группы В, - говорит доктор Кван. – Это стоит проверить». Доктор Кван, получивший образование в Корнельском университете в США, считает, что стоит изучить другие диеты, в том числе кето-диету с очень низким содержанием углеводов, поскольку высокий уровень инсулина и глюкозы (один из эффекты высокоуглеводной диеты) связаны с повышенным уровнем воспаления и нарушениями дыхания.

Иногда пациентам с длительным COVID может помочь и нечто простое, например, упражнения — если делать их с правильной интенсивностью и скоростью.

Так, 52-летняя Джиллиан Фоумс, IT-менеджер из Британии, перенесла тяжелый случай COVID-19 в апреле прошлого года с одышкой, «ужасными головными болями», сильной усталостью и болью в груди: «Тем не менее, я думала, что это займет две недели, а потом мне станет лучше». В действительности же, 14 недель спустя, когда Джиллиан, наконец, попала к врачу, у нее все еще были проблемы: «Я действительно изо всех сил пыталась преодолеть 20 метров от машины до операционной и приехала совершенно запыхавшаяся. Анализ крови показал, что у меня высокий уровень маркеров воспаления».

Женщину направили в клинику, специализирующуюся на проблемах с легкими, но не на COVID, но, по ее словам, лечение «произвело на нее впечатление». «Меня осмотрели в течение месяца, сделали рентген, фитнес-тесты и дыхательные тесты, при этом отслеживали частоту сердечных сокращений и проверяли, есть ли у меня достаточный уровень кислорода».

Джиллиан на десять недель дали программу упражнений, которая поощряла (но никогда не заставляла) ее выходить из зоны комфорта. «Во-первых, принять душ - это все, что я могла сделать за день. Но к концу я могла спокойно ходить 30 минут, - говорит она. – И мне все еще становится лучше».

Еще одной попыткой понять, что работает при «длительном COVID», стало используемое в клинике Университетского колледжа Лондона приложение, которое позволяет пациентам подробно рассказывать о своем лечении, чтобы врачи могли видеть, кто поправляется, а также передавать другим пациентам информацию о том, что срабатывает. Это приложение уже используют 850 пациентов в 15 ковидных клиниках по всей Британии.

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com