На «Золотой маске» рассказали сказки про сиротскую жизнь

На «Золотой маске» показали 30-минутный кукольный балет «Здравствуй, баушка!» (именно так, без буквы «б») по мотивам «Красной Шапочки», поставленный небольшим семейным театром «ОФ» без постоянной прописки. Свои невеселые сказки про прошлое и настоящее привезли театры из Омска и Альметьевска.

Актриса театра «ОФ» Полина Малышева. Фото: Светлана Хохрякова

Режиссер и художник бездомного театра «ОФ» Ольга Филиппова (в названии — ее инициалы) вместе с дочкой Полиной Малышевой справляются за ширмой с сонмом жучков и паучков, вылезающих из щелей дома, где обитает бабушка.  Из  щелей прорастают мухоморы, вылетают разрисованные детской рукой фотографии. Отвечающий за звук и свет муж Ольги Филипповой Николай Малышев рассказывает «МК», что раритетные фото Ивана Козловского, Тамары Макаровой и других известных артистов, которые использованы в спектакле, достались ему от мамы и бабушки.

Сцена из спектакля «Здравствуй, баушка!» Фото: Светлана Хохрякова

Ольга показывает свои рукотворные люстры и инсталляции, кукольную  квартиру, обставленную миниатюрной мебелью. А потом на сцене нам  рассказывают о всех бабушках на свете, которые любят нас ни за что и навеки остануться в памяти, передав капитал беззаветной любви, книги, пластинки, фотографии. Своего помещения у театра нет, спектакль играют от случая к случаю.   

Сцена из спектакля «Королевство кривых зеркал». фото предоставлено пресс-службой Альметьевского татарского драматического театра.  

Еще одна «сказка» «Королевство кривых зеркал» поставлена в Альметьевском татарском драматическом театре по мотивам повести Виталия Губарева и  знаменитой экранизации 1963 года Александра Роу. Режиссер Антон Федоров и драматург Арсений Фарятьев поставили «сказку о непримиримости и отчаянной борьбе простого человека с силами неискоренимого зла». Она обрастает документальными подробностями. Ее герои внесены в списки, а если кого-то там нет, то значит, и порцию арестантского супа не получат. Вне списка ты не существуешь.  На сцене — живой оркестр, выжженная земля, зомби. Едва ли не единственное живое существо - студентка университета Оля Веденяпина, разыскивающая сгинувшего  друга Дмитрия Варламова. Его следов не найти. В списках он не значится. 

Все происходящее — как сновидение, отсылающее в 1929 год, тот самый, когда  арестовали Варлама Шаламова.  В левом углу сидит кукла с усами в парадном белом костюме. Имя товарища Сталина не звучит, но он всегда рядом. Сонм заторможенных существ в платках и уродливых пальто сопроводит зрителей в гардероб. А девушка Оля словно провалится в щель. Завершат спектакль титры с именами тех, кто точно также растворился в небытие.   

Сцена из спектакля «Дядя Ваня». Фото: Андрей Кудрявцев/Пресс-служба фестиваля

Чеховский «Дядя Ваня», многократно препарированный, чем уже никого не удивить, в Омской драме становится еще одной сказкой не о прошлом, а о настоящем. Георгий Цхвирава поставил спектакль в четырех действиях: три идут по 30 минут, одно — 40. Вместе с художниками Олегом Головко и Булатом Ибрагимовым он попытался сделать «цветного Чехова», населив сцену курами и козами из фанеры, украсив плоской Африкой. Стены сделаны из оберточной бумаги, на которой можно малевать. В начале спектакля появляется шаман с бубном, потом выскакивают африканские аборигены, и начинается первобытная жизнь. Им на смену придут пасечники с прикрытыми от  пчел лицами. Новое время привносит свои ассоциации - кажется, что прибыла бригада врачей, чтобы сделать тест на коронавирус. Елена Андреевна в желтом  платье и красных туфлях откровенно провинциальна. Дядя Ваня  в исполнении Олега Теплоухова одет  в старомодный костюм образца 50-х. Его попытка обольстить красавицу Елену, пододеяльный стриптиз с семейными трусами  выглядят отвратительно. Несчастная Соня в спущенных грубых чулках (великолепная работа Кристины Лапшиной)  не вызывает  никакого сострадания. Герои грезят во сне и наяву.  Войницкому мерещится  доктор Астров в подпитии, готовый оперировать Вафлю. Но все пройдет,  как только  глухомань покинут профессор Серебряков и Елена Андреевна. Все осиротеют, наденут унылые костюмы, никаких роз больше не будет.  Жизнь там, где нас нет.

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com