Пособие по уходу: как власть выпроваживала за границу Дмитрия Гудкова

Дмитрий Гудков покинул Россию из-за угрозы уголовного преследования. Многие комментаторы — по обе стороны баррикад — расценили гудковскую эмиграцию как «спущенный флаг», уход от борьбы. Молодому оппозиционному политику предстоит приложить теперь немало усилий, чтобы опровергнуть это мнение.

3 июня Дмитрия Гудкова выпустили из СИЗО. Фото: AP

«Несколько близких источников из окружения администрации президента сообщили, что, если я не покину страну, фейковое уголовное дело будет продолжено вплоть до моего ареста, — объясняет Гудков в соцсетях мотивы отъезда. — Если останусь, дана санкция решить вопрос Гудкова любым способом. Считаю, что высосанное из пальца «Дело о подвале» было возбуждено, исключительно чтобы не допустить меня на выборы и выдавить из страны как минимум до дня голосования».

Верить этой информации? Человек, воспитанный федеральными телеканалами и черпающий сведения о происходящем исключительно из этих незамутненных сомнениями в генеральной линии источников, разумеется, не поверит. «Как можно, — скажет такой человек, — чтобы лица, близкие к Кремлю, несли такую пургу?!»

Такие лица, мол, непременно ответили бы Гудкову словами его тезки Пескова: «Обвинения, о которых мы читаем, которые выдвигаются со стороны силовых ведомств, к политике не имеют никакого отношения». Ну и заверили бы, разумеется, что если оппозиционный политик и его родственники чисты перед законом, то бояться им абсолютно нечего. Следствие и суд во всем разберутся.

В одном с правоверными скептиками можно согласиться: историю, рассказанную Гудковым, не назовешь обыкновенной даже по нынешним, избалованным замысловатыми политсюжетами временам. Прямо политический детектив какой-то. Многоходовая спецоперация.

Но если все же на минуточку допустить, что телеканалы и прочие официальные источники сообщают нам далеко не все, что им известно, что спецоперация и впрямь имела место, то многоходовочка эта разыграна, придется признать, безупречно. С результатом, который лучше всего описывается формулой «и волки сыты, и овцы целы».

Напомним, что Гудков, задержанный 1 июня в качестве подозреваемого по делу, связанному с долгами фирмы, которой руководила его тетя, был через два дня неожиданно отпущен восвояси. Без предъявления обвинения и избрания каких бы то ни было мер пресечения. Даже подписку о невыезде, вопреки утверждению некоторых информагентств, не взяли.

«Спасибо всем за поддержку, — написал Гудков после выхода из заключения. — Это только благодаря вам». Но уже на следующий день признался, что теряется в догадках: «Что в итоге произошло и на каком верху, не знаю до сих пор. Огласка? Полное отсутствие хоть каких-то доказательств? Преддверие встречи Путина с Байденом? Гласная и, возможно, существовавшая негласная поддержка? Все вместе? Я не знаю».

И вот тайное, похоже, становится явным. Повторим: сообщенную Гудковым информацию о разговорах с близкими к власти «доброжелателями» верифицировать невозможно. Но если все-таки ей поверить, то раскрываются все загадки, все ребусы этого детектива. Тогда все очевидно: решили заблаговременно снять с предвыборной дистанции «лишнего» кандидата, не прибегая к радикальным мерам — лишь убедив в возможности таких мер.

Не звери же, в самом деле! Да и появление нового известного политузника — с неизбежным сопутствующим международным скандалом — власти, объективно говоря, ни к чему. Кроме того, выпроваживая Гудкова, власть ничем особо не рискует. Во всяком случае, рисков не было до сих пор: «враги государства», покидающие страну, переставали существовать в актуальной российской политике.

Сам Гудков, правда, называет свой отъезд временным. Но, как все мы знаем, нет ничего более постоянного, чем временное. Что, собственно, и заставляет иных политкомментаторов заявлять: Гудков — все! И укоризненно вздыхать: хороший, дескать, парень, но не орел.

«Борьба не закончена и будет продолжена, — отвечает на это в «Твиттере» отец Дмитрия, Геннадий Гудков. — И на свободе можно сделать больше, чем в тюрьме или могиле».

Вскоре отец сможет обсудить это с сыном лично: как сообщил Гудков-младший, после Украины, куда политик сначала направил свои стопы, он намерен «доехать до родителей», проживающих в болгарской Варне. Известно, что у Гудковых там свой дом. И что Гудков-старший постоянно находится за границей с лета 2019 года.

По словам самого Геннадия Гудкова, Россию он покинул по той же причине, что и сын: «Мы разминулись буквально на 40 минут с тем нарядом полиции, который должен был доставить меня в суд, а потом уже в тюрьму». И точно так же, как и сын, расценивает преследование со стороны властей как месть за оппозиционную политическую деятельность.

Известно также, что в Болгарии у Гудковых имеется средней руки бизнес — компания «Мари Хаус», занимающаяся строительством и сделками с недвижимостью. По информации из открытых источников, в собственности семейной фирмы находится несколько десятков объектов, расположенных в курортной зоне Золотые Пески.

В общем, нищета Дмитрию Гудкову, судя по всему, не грозит. Но на активную политическую деятельность требуются, понятно, другие ресурсы. Впрочем, эта тема будет актуальна лишь в том случае, если у Гудкова получится вести активную политическую деятельность. Опыт Михаила Ходорковского, Гарри Каспарова, Леонида Волкова и прочих политэмигрантов в этом отношении совсем не вдохновляет.

Есть, однако, и другой, более давний опыт, настраивающий на более оптимистичный лад. Оптимистичный, уточним, для оппозиции, не для власти. Оппозиционеры, боровшиеся с царским самодержавием, однажды тоже решили, что на свободе, сиречь за границей, можно сделать гораздо больше, чем в тюрьме или в могиле. И не просчитались.

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com