Россия оказалась не приспособлена к жизни после нефти

Человек создал максимально благоприятные условия для своего развития, овладев в середине ХIХ века энергией ископаемого топлива, и с тех пор мировое население быстро растет, разрушая естественные экосистемы и ставя тем самым под угрозу свое будущее. В настоящее время за один день в топках сжигается около 15 млн тонн угля и 10 млн тонн нефти, дымовыми и выхлопными трубами выброшено в атмосферу около двух трлн тонн парниковых газов.

Фото: Алексей Меринов

Каждый использованный человечеством киловатт-час энергии за счет парникового эффекта добавляет климатической системе Земли 16 киловатт-час тепловой энергии. Наблюдаемая сегодня аномалия глобального потепления составляет 1,2оС. В течение последнего столетия постепенно стирается климатическая грань между тропиками и Арктикой. Каждые 10 лет в мире происходит потепление на 0,18оС, а в России — на 0,45оС. За последние полвека средняя длительность осени, зимы и весны сократилась, а продолжительность лета увеличилась с 78 до 95 суток. Следует опасаться того, что судьба человечества может повторить судьбу динозавров, исчезновение которых сегодня никто особенно не оплакивает.

Разумная часть мирового сообщества осознала обусловленную человеком разбалансированность климата и пытается спланировать свои дальнейшие действия. Парижское соглашение является именно таким документом, направленным на борьбу с глобальным потеплением. Постепенный переход к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) решит две задачи: во-первых, остановит опасный рост глобальной температуры в пределах 2оС по сравнению с доиндустриальным уровнем; во-вторых, подготовит человечество к скорому исчерпанию нефти и других видов ископаемого топлива.

На сегодняшний день доказанные мировые запасы нефти составляют 245 млрд тонн, а природного газа (ПГ) — 197 трлн куб. м. Абсолютным рекордсменом по запасам нефти является Венесуэла (304 млрд барр.), а по запасам газа — Россия (38 трлн куб. м). При нынешних темпах потребления углеводородов разведанных запасов нефти хватит на 53 года, а запасов ПГ — на 60 лет.

В последние годы темпы роста нефтедобычи замедлились. Причин тому несколько. Во-первых, по всему миру уменьшается темп прироста запасов нефти по сравнению с ее добычей. Во-вторых, обстоятельства заставляют страны-импортеры проводить политику энергосбережения. В-третьих, экологические и экономические соображения заставили увеличить использование природного газа. В-четвертых, все страны ставят перед собой цели по достижению углеродной нейтральности и прекращению субсидирования ископаемого топлива.

За последние полвека США, Саудовская Аравия и Россия извлекли из недр по 25 млрд тонн нефти каждая. К началу XXI века мировой фонд добывающих скважин приблизился к 1 млн, из которых на долю США приходилось более 500 тысяч, на долю России — более 100 тыс., на долю Саудовской Аравии — всего около 2 тыс. скважин. Подобная разница объясняется разной продуктивностью скважин: в США она составляет в среднем 1,5 т/сут., а в Саудовской Аравии — более 700 т/сут. При этом далеко не все компании раскрывают данные о себестоимости добычи нефти, среднее значение которой колеблется в широких пределах: от 1,5 доллара за баррель в Саудовском Королевстве до 10 долларов в Норвегии и Венесуэле.

Непредсказуемость цен на нефть оказывает сильное депрессивное воздействие на экономику многих стран. Например, страны ОПЕК+ планировали снизить добычу нефти в 2020 г. на 1,7 млн барр./сут. и добывать 100 млн барр./сут. Однако Россия отказалась снизить добычу, после чего страны Персидского залива пустили в ход не раз испытанное «нефтяное оружие», мгновенно обрушив цену на нефть до 16 долл./барр. К тому же дисконтные действия арабских шейхов на мировую экономику усилились глобальной пандемией коронавируса. Практически повторилась история начала 80-х годов прошлого века, когда благодаря стараниям США и Саудовской Аравии цены на нефть упали до 8 долл./барр., что, по мнению политиков, ускорило распад СССР.

Разбалансированный в 2020-м рынок нефти нескоро придет в равновесное состояние. Для достижения этой цели странами ОПЕК+ принято решение сокращать добычу нефти на 6 млн барр./сут. вплоть до апреля 2022 г. Однако выполнить эту задачу будет непросто, потому что подняться рынку нефти и других видов ископаемого топлива мешает не только пандемия, но и набирающая силу политика декарбонизации энергетики.

Угольщики и нефтяники честно зарабатывают на жизнь, добывая и продавая то, что востребовано сегодня. Но нужно понимать, что завтра подобного спроса на ископаемое топливо не будет. Лондонский аналитический центр Carbon Traker опубликовал доклад «За пределами ископаемого», в котором предупреждает о том, что спрос на нефть будет падать постепенно, потом произойдет его обвал, и надеяться даже на «мягкое плато» в падении показателей потребления углеводородов не следует. К 2040 г. нефтедобывающие страны рискуют потерять 13 трлн долл.

Предвидя такую перспективу, некоторые нефтяные компании предусмотрительно диверсифицируют свои активы. Например, нефтяники Саудовской Аравии вкладывают деньги в портовую инфраструктуру, а Total купила акции компании, специализирующейся на производстве ветровой, солнечной и гидравлической энергии. Эти компании понимают неизбежность исчерпаемости нефти и перехода к «зеленой» энергетике, поэтому своевременно выстраивают свой вертикально интегрированный бизнес в ВИЭ-отрасли.

Россия располагает разведанными запасами нефти в объеме около 16 млрд тонн, которых хватит на 35 лет. При этом рентабельными для разработки являются только 36% нефтяных месторождений. Счетная палата считает, что 65% запасов нефти в российской Арктике являются трудно извлекаемыми и через 20 лет из-за отсутствия инфраструктуры и удаленности месторождений от центров потребления добыча нефти станет очень дорогой. Возникает вопрос: почему Россия при ограниченных запасах нефти и газа столь щедро продает эти важные ископаемые ресурсы? При безостановочном наращивании экспорта энергоносителей наши внутренние запасы закончатся быстрее общемировых. Расточительно продавать ограниченные запасы сырой нефти в объемах более 200 млн т/год! Например, США запрещают своим компаниям экспортировать нефть, а Катар и Арабские Эмираты квотируют экспорт углеводородов из расчета, чтобы их внутренних запасов хватило на 100 лет. Еще в XXI веке основатель российской нефтепереработки Виктор Рагозин говорил: «Вывоз за пределы страны нефти равносилен умышленному разорению России, отнятию заработков у русского народа».

Недавно президент Путин дал поручение Правительству РФ и бизнесу подготовить до мая перечень инвестиционных проектов с использованием свободных средств Фонда национального благосостояния (ФНБ). В этот перечень в приоритетном порядке необходимо включить строительство десятка нефтехимических заводов по производству минеральных удобрений, пластмасс, синтетического каучука и синтетического волокна.

Есть еще важное направление, куда следует направить свободные средства ФНБ. В январе 2021 года министры иностранных дел стран ЕС заявили, что «европейский зеленый курс» станет основным в их дипломатической работе, и призвали положить конец использованию угля и нефти для выработки электроэнергии. Страны ЕС вводят налоги за выбросы диоксида углерода и намерены ввести трансграничную углеродную пошлину на импортируемую продукцию. Во второй половине текущего века на мировых энергетических рынках практически не останется места углю и нефти как топливу.

Страны ЕС требуют, чтобы сталь, алюминий и изделия из них были произведены с использованием «зеленой энергии». По существу, это начало первой мировой климатической войны. Россия стоит перед выбором: или ввести углеродный налог, который увеличит себестоимость продукции, за которую будет платить население, или активно замещать основанную на сжигании угля и нефти генерацию возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ). Если Россия не будет делать ни того, ни другого, то ее отрежут от мировых рынков неподъемными таможенными углеродными пошлинами, и нам останется торговать только с Африкой.

Чтобы не проиграть в климатической войне, Россия должна проводить декарбонизацию экономики и сделать ставку на надежную гидроэнергетику, являющуюся оптимальной альтернативой «угольным проектам». Все развитые страны используют свой гидропотенциал на 70–90%, а богатая гидроресурсами Россия — только на 20%. Построенные во времена СССР полтора десятка крупных ГЭС составляют современный базис российской «зеленой энергетики». Поэтому в перечень инвестиционных проектов с использованием свободных средств ФНБ, о котором говорит В.В.Путин, необходимо включить строительство как минимум двух-трех крупных ГЭС в Сибири и на Дальнем Востоке.

Детям, родившимся в XXI веке, мы должны передать безопасный для жизни мир. Комфортное пребывание человека на плотно заселенной Земле и борьба за привычный удобный климат стоят дорого. Похоже, что к 2050 году человечество из-за высокой цены вынужденного энергетического перехода не успеет перестроить экономику на «зеленый» лад. А когда к концу XXI века все-таки перестроит, то без нефти, угля и газа сможет производить энергию в безопасных для биосферы объемах не более 50 трлн киловатт-час в год, что в три-четыре раза меньше уровня современного потребления. Поэтому о будущем мире на планете Земля за пределами ископаемого топлива многомиллиардному человечеству стоит крепко задуматься.

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com