Сход против мигрантов в Бужанинове показал, на чьей стороне власть

Такого не было уже восемь лет — с памятного русского бунта в Западном Бирюлеве в октябре 2013 года. В понедельник вечером полтысячи человек собрались у общежития мигрантов в подмосковном Бужанинове с требованиями разобраться с приезжими. Поводом послужило изнасилование и убийство местной пенсионерки, по подозрению в котором задержаны, как толерантно сообщает СК, двое граждан «одного из соседних государств». Полиция взяла общежитие под охрану. Обошлось, в отличие от ситуации в Бирюлеве, без эксцессов. Однако когда болезнь обостряется, важно понять — почему.

Фото: Соцсети

Двое граждан «одного из соседних государств» — это граждане Таджикистана 37 и 33 лет от роду. Им уже предъявлено обвинение в убийстве и изнасиловании 67-летней женщины, тело которой нашли в лесополосе. Это преступление окончательно допекло местных, которые и раньше терпели «неудобства» от соседства с общежитием мигрантов, боясь выпускать детей одних на улицу. На народный сход власти быстро отреагировали: общежитие закрыли, мигрантов уже вывезли. Впрочем, остается вопрос: а что изменится на новом месте?

И самое главное — с чего вдруг опять начались проблемы с мигрантами? Все эти массовые драки с применением оружия, а теперь вот уже и стихийные сходы разъяренного местного населения.

МВД, конечно, заявляет, что теперь-то уж взялось за проблему всерьез — участники побоищ будут высылаться из России без возможности приехать вновь. Звучит грозно. Но что на деле? Вся та же толерантность (а на деле — страх перед диаспорами) уровня «граждане одного из соседних государств». Да, они уже высылаются, отсидев по «административке» сколько-то там суток, как за мелкую шалость. Но мирный протест собственных граждан без оружия считается почему-то массовыми беспорядками, а реально массовые драки с ножами и пистолетами в публичных местах — нет.

— Мигранты не угрожают государственному строю, государственной политике, они вообще никак на это не влияют. Все эти драки — это их внутренняя конкуренция, поэтому для властей они никакой опасности не представляют, — сказал мне адвокат Дмитрий Аграновский. — Надо понимать, проблема мигрантов лежит ни в коем случае не в национальной плоскости, а в экономической. Я не против мигрантов как таковых, потому что это такие же люди, обладающие такими же правами. Но они осуществляют давление на рынок труда. Проблему мигрантов можно решить в 24 часа. Надо всего лишь законодательно обеспечить им такие же права, как и коренным жителям. То есть — они могут работать только за ту же зарплату, с теми же соцпакетами и теми же социальными гарантиями. Тогда их просто невыгодно будет завозить, и проблема мигрантов исчезнет тут же. А сейчас приезжие рабочие не только мало получают, трудятся в тяжелых условиях, живут бог знает где, да и приезжает бог знает кто. Поэтому и получается такое полукриминальное существование. Они, подчеркну, в этом не виноваты. Но местному населению от этого не легче. Сейчас опять пошла волна проблем потому, что мы живем в условиях развития экономического кризиса. Возрастает конкуренция, жизнь ужесточается. И проблемы нужно решать, пока они не дошли до уровня 2005–2006 годов, когда конфликты местного населения с мигрантами носили массовый характер.

Решаются эти проблемы? Ну, можно верить и своим глазам, можно спросить знающих людей. Вячеслав Поставнин, бывший замдиректора Федеральной миграционной службы, ныне глава фонда «Миграция XXI век», нарисовал мне безрадостную картину:

— У нас на глазах формируются диаспоральные структуры, которые способны себя защитить. И они начинают противостоять другим диаспоральным структурам, и в том числе местному населению, нам. Уровень самосознания у них повышается — мы тоже люди, и мы претендуем на хорошее отношение к нам — вот что происходит. Отсюда, кстати, и массовые драки между мигрантами. Диаспоры организованны, у них налаживаются, а у некоторых уже налажены отличные связи с правоохранительными органами, с администрациями. Поэтому они не очень боятся. А местное население ими вообще не учитывается. Потому что мы атомизированы, мы не можем оказать никакого сопротивления. Но сейчас намечается некое противостояние, и, что самое страшное, по национальному признаку. Впрочем, российские власти моментально пресекают самоорганизацию местного населения, в то время как самоорганизация диаспор их вообще не волнует. В целом же на появление нынешней ситуации оказали влияние три момента. Первое — МВД не справляется с миграцией, за время после расформирования УФМС так и не были созданы механизмы контроля и управления миграционными процессами. И второе, главное, — отсутствие механизма балансировки спроса и предложения: мигранты сами где-то трудоустраиваются, где-то собираются, где-то переизбыток трудовых ресурсов, где-то недостаток. И нулевая работа по адаптации мигрантов.

Вот тут стоит, пожалуй, вспомнить заявления наших высоких начальников о том, что в Россию нужно завезти еще 5 миллионов мигрантов. Потому что местные жители не хотят быть рабами и вкалывать за еду.

Да, все упирается в экономические интересы. Так чьи же интересы обслуживает государство с нынешней миграционной политикой? Наши с вами? Интересы простых граждан, которые получают убийства, изнасилования, страх жить рядом с «общежитиями», отсутствие рабочих мест? Или тех, кто миллионами завозит сюда себе рабов? Крупного капитала, получающего в результате сверхприбыли?

Народный сход в Бужанинове — это опять, как и восемь лет назад, купирование симптомов. А болеем мы уже три десятка лет.

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com