У Гнесинской академии появился другой голос

21 апреля в Большом зале «Гнесинский на Поварской» свое 10-летие отметит Гнесинский ансамбль современной хоровой музыки Altro coro. Ансамбль этот уникальный; со дня его основания им руководит ректор Российской академии музыки имени Гнесиных, профессор Александр Рыжинский. Почему нужно слушать современную хоровую музыку, как возник ансамбль Altro coro, чем гордится Гнесинка и о том, какие сюрпризы – в юбилейной программе, мы поговорили с Александром Рыжинским.

Александр Сергеевич, давайте сделаем фантастическое предположение. Если бы Елена Фабиановна Гнесина оказалась на два часа в нынешней Москве и спросила бы вас, как поживает ее детище, что бы вы ей рассказали? И с чего бы начали экскурсию для нее?

– Предполагаемую экскурсию начал бы с ее квартиры. Сказал бы так: «Дорогая Елена Фабиановна, мы ни на минуту не забываем, что вы нас основали и столько лет вели. Ваша память хранится как зеница ока, и центр этой памяти – ваша музей-квартира, где находится рояль, подаренный вам Рахманиновым: мы его бережем, настраиваем. Все письма, дневники, ноты – на своих местах».

Она бы, конечно, меня прервала: «Ну, мне это неинтересно, а вот как вы, музыканты, поживаете?» А я бы ответил: «Конечно, мы очень разрослись, но сохранили заповеданную вами структуру. Гнесинка – это единый Дом, где ребята могут обучаться с детства и до зрелой юности.  Мы всех детей пестуем: и музыкальность, и музыкальный талант, и его развитие – все это уходит корнями в детство. Училище у нас осталось, которое при вас было. Вот оно».

А потом я бы повел ее на экскурсию: «Вот, пожалуйста, смотрите», – и, конечно, сказал бы о том, что у нас есть все музыкальные специальности, а также хор – и народный, и академический, – и еще оркестр. 

–​ Среди них и хор Altro Coro, который постоянно побеждает на самых различных конкурсах, в том числе и на международных хоровых играх.

– Да, мы брали награды на известных хоровых конкурсах мира – в Австрии, Германии, Чехии, ЮАР, Швеции... В общей сложности ансамбль явился победителем десяти международных конкурсов.

– При этом в нашей стране очень много различных хоров, в том числе и камерных. Как вам это удается?

– Это, конечно, благодаря гнесинской хоровой традиции, у истоков которой стояли крупные хормейстеры: Клавдий Птица (с самого начала), Александр Юрлов, Владимир Минин, Владимир Семенюк. Хоровая школа Гнесинки – очень солидная.

Altro Coro – не единственный хоровой коллектив Гнесинки, но, можно сказать, самый радикальный. Он представляет музыку современную. Вы удивитесь, но в программу нашего юбилейного концерта вошли произведения, авторы которых – классики современной хоровой музыки: Дюсапен, Рим, Пярт, Тавенер, Щедрин, а также их более молодые коллеги, которые настолько талантливы, что и 10 лет назад, когда им было, скажем, не 40 лет, а 30, они уже заявили о себе.

Музыка Уитакера исполнялась, когда он был совсем юным. Просто это очень хорошая музыка! Она во многом разрушает стереотипы, представления о современной музыке как о чем-то какофоническом, сложном, совершенно непонятном. Мне кажется, что один из хоров – «O salutaris hostia» Эшенвалдса, латинская молитва о встрече с Царствием Небесным, – это такая встреча, о которой каждый бы мечтал... Нельзя говорить о том, что вся благозвучная, красивая, легко воспринимаемая музыка уже написана, а остались какие-то жуткие диссонансы. Ничего подобного. Сейчас, в наше время, пишется музыка, которая любому человеку скажет очень много. 

– Ансамбль Altro Coro родился 10 лет назад. Что стало толчком к его созданию? Почему вдруг он появился?

– Во-первых, было желание найти свое лицо. Репертуарная ниша должна быть у всех. Нельзя сказать: «А вот мы играем всё». Так не бывает сейчас. В наше время – и конкурсы это подтверждают – петь все что попало красиво и профессионально невозможно. Нужно в чем-то быть большущим профессионалом. Но и, кроме того, я очень люблю эту музыку.

– За что вы ее любите?

– Она дает человеку труд преодоления сложностей. А значит – учимся, растем, чувствуем, что стали сильнее, умнее, многое поняли. Я хотел, чтобы студенты преодолели в себе какие-то стереотипы, чтобы они встретились с совершенно новым мышлением и благодаря этому выросли как музыканты. Каждое произведение – это новый шаг, новая звуковая среда, какое-то преодоление своих инерций и предубеждений. 

– Этот язык понятен новому поколению?

– В том-то и дело. Если вы дадите себе труд хотя бы час это послушать, то поймете, что это – ваш язык, что вы на нем думаете, что он действительно голос современности. И, более того, у меня такое впечатление, что мои хористы приобретают своего рода «интуицию современности». Это выражение принадлежит нашему выдающемуся музыковеду Дине Кирнарской. Что оно означает? Вы становитесь абсолютно современным человеком. Музыка ведь такая интуитивная вещь, что она вас формирует даже вопреки вашему желанию.

Часто говорят: «Вы – то, что вы едите». Нет, кушать можно все, а вот вы – то, что вы слушаете. У вас складывается особого рода адекватность поведения, вы правильно себя ведете. Вы не стучитесь в те двери, в которые не надо стучаться, а  только туда, куда надо. Говорите то, что надо, обращаетесь туда, куда надо. Эта музыка совершенно интуитивно делает вас таким, что вы становитесь современны 21-му веку. Не 19-му и даже не 20-му, а сегодняшнему дню. И в результате вы меньше ошибаетесь. То есть вы себе не вредите, так я могу это кратко определить. Это и есть интуиция современности. 

Интересная особенность: наш хор – камерный, и у нас каждый человек – это партия. Если кто-то не пришел, произведение мы не исполняем. Хотя мы и называемся Altro Coro – «Другой хор», но мы ведь Гнесинский ансамбль современной музыки. И, как в ансамбле, голос каждого – на вес золота. Даже моральное воспитание осуществляется с помощью этой музыки, где каждый человек – это целая хоровая партия. Но так ведь было и раньше, когда ансамбли аристократов в Италии, например, пели мадригалы пятиголосные, – где-то во второй половине XVI века. Человек-партия – так и пели.

– Современная музыка со временем тоже станет академической. Так ведь было с Рихардом Штраусом, с Прокофьевым, Шостаковичем или Пяртом...

– Не все с этим согласны. Но ведь современная музыка весьма разнообразна. Некоторые сочинения доступны для восприятия не только подготовленного слушателя, но и любого другого, готового слушать. Вспомним феномен Арво Пярта – автора такой искренней, чистой и простой музыки!

– Зато в этой простоте – какая глубина!

– Попробуй написать так, пользуясь ограниченным набором средств. Причем каких средств? Таких, которые ложатся на слух достаточно легко.

И симптоматично, что мы исполняем духовную музыку. Эта музыка – литургическая. Не обязательно она звучит непосредственно в церкви или предназначена для этого. Например, в нашем концерте три раза будет звучать литургический текст «Ныне отпущаеши» трех разных композиторов – Джона Тавенера, Арво Пярта и Эрика Эшенвалдса. И ни одна из них не похожа на другую. Хотя, казалось бы, священный текст, который каждый знает. Но он – разный. В нем всё слилось в единую сущность – и момент веры, и момент ухода.

Кстати, мы ведь поем на разных языках – на немецком, на английском, по-латыни... Духовная музыка, как, впрочем, и всякая музыка, неисчерпаема именно потому, что она существует во множестве интерпретаций. Эта музыка очень многое даст каждому человеку.

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com