В Вахтанговском театре премьера по комедии Лопе де Вега

Не спектакль, а игрушка изящной работы. Причем любовная, когда хочется спросить: «Любовь, зачем ты мучаешь меня?» Пьесу классика испанской драматургии Лопе де Вега «Дурочка» поставили на Новой сцене Театра им. Вахтангова. Она стала третьей постановкой в проекте «Театральные параллели. Путешествие в четырех частях», приуроченном к столетию театра.

Счастливый финал. Фото: Ксения Логинова

Проект этот отдан на откуп молодым режиссерам. Двое из них — Владимир Бельдиян и Хуго Эриксон — уже отчитались, пришел черед Владимира Шульева, кстати, единственного приглашенного в «Параллели» со стороны. Он выбрал «Дурочку», пьесу о непостижимости женской природы, любовной авантюре, старой и милой наивности в коммуникации. Никакого социального и политического контекста, параллелей, ассоциаций. Никакого манифестирования, радикального препарирования классики — публике представлена любовь в чистом виде, запутавшаяся в честолюбии, женских обидах и мужских амбициях. Впрочем, без материального интереса к объектам любви тоже не обошлось.

Художник Мариус Яцовскис из нескольких перекладин, выкрашенных в красный цвет, в черной коробке сцены создал пространство, схожее с рингом. Такая минималистская, жесткая конструкция задает жесткую форму любовных баталий, впрочем, больше напоминающих игры. На ринг выведены несколько пар — господ с их слугами, а также родители, что обозначает поколенческий конфликт, который, как и положено, в комедии без особых мучений разрешается. Две сестры — одна, Ниса, умна, чистое рацио и образованна сверх меры, а другая, Финея, — безобидная дурочка. И не сразу понятно — жалеть бедняжку или она прикидывается таковой, чтобы прикрыть комплексы, защитить мечтательность и ранимость своей натуры.

Однако у дурочки аж два претендента на руку — приданое ее больше, чем у умной сестры: ведь ум — уже богатство. Что победит — ум, расчет или поэзия и безрассудность сердца? Вопрос этот сегодня звучит, пожалуй, актуальней, чем во времена плодовитого на многословные произведения Лопе де Вега, сочинившего, по так и не подтвержденным данным, более 1500 пьес.

Финея (Екатерина Крамзина) и ее служанка (Евгения Ивашова). Фото: Ксения Логинова

Сюжетец комедии действительно прост, но как лихо, с каким азартом и легкостью она поставлена. Стремительно развивающиеся события — обман, лукавство, разочарование, обретение с «разлюблениями» и «разобъятиями» — пролетают на приличной скорости, но сыграны артистами не впроброс. Если впроброс, то поэтическое слово (замечательный перевод Михаила Донского) не обрело бы того смысла, которое оно несет. В спектакле много юмора, придумок, он весь насыщен, казалось бы, незначительными деталями, но весьма остроумно характеризующими персонажей.

Оформление спектакля весьма обаятельно, хотя оно подчеркнуто классично: в костюмах Марии Даниловой присутствуют элементы, акцентирующие сословность, достаток персонажей, — золотой росшив по плечам и рукавам мужского платья. Что, впрочем, органично сочетается с современным костюмом героев. «Дурочке» очень идет и музыкальное оформление Полины Шульевой.

В «Дурочке» заняты в основном молодые актеры. И их работа заслуживает наивысшей оценки. Все вращается вокруг Екатерины Крамзиной, исполнительницы роли дурочки Финеи. Нелепая, смешная, наивная, но и лукавая, за полтора часа сценического действия она раскрывается как цветок, готовый к любви. На контрасте с ней работает Ксения Кубасова (Ниса), убедительно создающая образ современной фемины. Образы сестер талантливо зеркалят их служанки — Евгения Ивашова и Ольга Боровская. А мужские дуэты существуют на контрасте — чопорный Лисео (Александр Галочкин) и раздолбай, его слуга Турин (Денис Самойлов), романтичный, но неимущий Лауренсио (Константин Белошапка) и его слуга прохвост Педро (Евгений Пилюгин). Вместе с молодыми заняты два корифея Вахтанговского — Олег Форостенко (Октавьо) и Рубен Симонов (Мисено) — оба в своих сценах уходят на аплодисментах.

Интересно, что эта постановка показатель не только мастерства артистов, но и актерской судьбы. В позапрошлом сезоне два исполнителя главных мужских ролей — Александр Галочкин и Константин Белошапка — были переведены из основного состава труппы на разовые: по мнению руководства, они не особо проявляли себя. Однако оба из театра не уходили (Белошапка начал сниматься, а Галочкин вошел в спектакли вместо неожиданно ушедшего артиста). Но вот что значит актерская судьба: большие и удачно сделанные роли в премьерном спектакле, и оба актера теперь в основном составе. В общем, как у Лопе де Веги, все кончилось хорощо

Источник

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля

www.000webhost.com